ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава

Глубочайшее горе, которое я сначала ощутил, стремительно сменилось яростью. Они были мертвы, а я жил; жил и их убийца; и я должен влачить нелюбимую для меня жизнь ради того, чтоб его убить. Я преклонил колена в травке, поцеловал землю и произнес дрожащими губками: «Клянусь священной землей, на которой стою, тенями, витающими вокруг ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава меня, моим глубочайшим и безутешным горем; клянусь тобою, Ночь, и силами, которые тобой правят, что буду преследовать беса, виновника всех несчастий, пока или он, или я не погибнем в смертельной схватке. Ради этого я остаюсь жить; ради этой сладостной мести я буду еще созидать солнце и ступать по ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава зеленоватой травке, которые по другому навечно пропали бы для меня. Души мертвых! И вы, духи мести! Помогите мне и направьте меня. Пусть окаянное адское чудовище выпьет до дна чашу страданий; пусть выяснит отчаяние, какое испытываю я».

Я начал это заклинание торжественно и тихо, чувствуя, что души дорогих покойников ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава слышат и одобряют меня; но под конец мной завладели фурии мщения и мой глас пресекся от ярости.

В ответ из ночной тишины раздался громкии, дьявольский смех. Он длительно звучал в моих ушах; горное эхо повторяло его, и казалось, весь ад преследует меня издевками. В эту минутку, в приступе ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава отчаяния, я положил бы конец собственной злосчастной жизни, если б не мой обет; он был услышан, и мне предначертано было жить, чтоб мстить. Хохот затих; и знакомый ненавистный глас, кое-где над самым моим ухом, явственно произнес: «Я доволен; ты решил жить, злосчастный! И я доволен».

Я ринулся туда, откуда раздался ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава глас; но бес улизнул от меня. Показалась полная луна и осветила уродливую, наизловещую фигуру, убегавшую со скоростью, труднодоступной обычному смертному.

Я погнался за ним и преследовал его много месяцев. Напав на его след, я спустился по Рейну, но зря. Показалось голубое Средиземное море; и мне случаем удалось узреть, как ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава бес спрятался ночкой в трюме корабля, уходившего к берегам Темного моря. Я сел на тот же корабль; но ему какими-то неизвестными способами снова удалось пропасть.

Я прошел по его следу через бескрайние равнины Рф и Азии, хотя он все ускользал от меня. Бывало, что фермеры, испуганные ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава видом страшилища, гласили мне, куда он шел; бывало, что и он сам, опасаясь, чтоб я не погиб от отчаяния, если совершенно потеряю его след, оставлял какую-нибудь отметину, служившую мне указанием.

Падал свет, и я лицезрел на белоснежной равнине отпечатки его больших ног. Вам, только еще вступающему в жизнь и незнакомому с ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава тяготами и страданиями, не осознать, что я пережил и переживаю доныне. Холод, голод и вялость были только малой частью того, что мне пришлось вынести. На мне лежало проклятие, и я носил внутри себя нескончаемый ад; но был у меня и некоторый хранительный дух, направлявший мои шаги; когда ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава я более всего роптал, он высвобождал меня из проблем, казавшихся неодолимыми. Бывало, что мое тело, истощенное голодом, отрешалось служить; тогда и я находил в пустыне трапезу, подкреплявшую мои силы. То была грубая еда, какую ели местные обитатели, но я уверен, что ее предлагали мне духи, которых я призывал на помощь ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава. Нередко, когда все вокруг сохло, небо было ясно и я томился от жажды, набегало легкое облачко, роняло на меня освежающие капли и исчезало.

Там, где было может быть, я шел по берегу рек; но бес держался вдалеке от этих путей, ибо они были более населенными. В других местах люди практически ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава не встречались; и я питался мясом попадавшихся мне животных. Я имел при для себя средства и, раздавая их поселянам, заручался их помощью; либо приносил убитую мною дичь и, взяв для себя только маленькую часть, оставлял ее тем, кто давал мне огнь и все необходимое для изготовления еды.

Эта ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава жизнь была мне ненавистна, и я вкушал удовлетворенность только во сне. Благословенный сон! Нередко, когда я бывал в особенности несчастен, я засыпал, и сновидения приносили мне блаженство. Эти часы счастья были даром охранявших меня духов, чтоб мне хватило сил на мое паломничество. Если б не эти передышки, я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава не сумел бы вынести всех лишений. В течение денька надежда на ночной отдых поддерживала мои силы; во сне я лицезрел друзей, супругу и возлюбленную родину; я вновь глядел в доброе лицо отца, слышал серебристый глас Элизабет, лицезрел Клерваля в расцвете молодости и сил. Нередко, измученный сложным переходом, я уверял себя ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, что мой денек – это сон, а просыпание наступит ночкой в объятиях моих близких. Какую мучительную нежность я ощущал к ним! Как я цеплялся за их милые руки, когда они являлись мне другой раз даже и наяву; как я уверял себя, что они еще живые! В эти минутки стихала ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава горевшая во мне жажда мести, и преследование беса представлялось мне быстрее повелением небес, действием некий силы, которой я безотчетно подчинялся, чем своим моим желанием.

Не знаю, что испытывал тот, кого я преследовал. Время от времени он оставлял знаки и надписи на коре деревьев либо высекал их на камнях; они ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава указывали мне путь и разжигали мою ярость. «Моему царствию еще не конец, – так говорила одна из их, – ты живешь, и ты – в моей власти. Следуй за мною; я держу путь к нескончаемым льдам Севера; ты будешь мучиться от холода, к которому я нечувствителен. А тут ты отыщешь, если не очень ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава замешкаешься, заячью тушку; ешь, подкрепляйся. Следуй за мной, о мой неприятель; нам предстоит сразиться не на жизнь, а на погибель; но для тебя еще длительно страдать, пока ты этого дождешься».

Саркастический бес! Я опять клянусь отомстить для тебя; опять обрекаю тебя, окаянный, на муки и погибель. Я не отступлю ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, пока один из нас не погибнет; а тогда с какой радостью я поспешу к Элизабет и ко всем моим близким, которые уже готовят мне заслугу за все тяготы моего страшного странствия!

По мере того как я продвигался на север, снежный покров становился все толще, а холод сделался практически невыносимым. Фермеры ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава наглухо заперлись в собственных домишках, и только немногие показывались наружу, чтоб ловить животных, которых голод выгонял на поиски добычи. Реки были скованы льдом, добыть рыбу было нереально, и я лишился головного источника питания.

Чем сложнее мне было, тем больше радовался мой неприятель. Одна из оставленных им надписей говорила ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава: «Готовься! Твои тесты только начинаются; закутайся в меха, запасай еду; мы отправляемся в такое путешествие, что твои муки снимут даже мою негасимую ненависть».

Эти глумливые слова только дали мне мужества и упорства; я решил не отступать от собственного намерения и, призвав небо в ассистента, с несокрушимой энергией ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава продвигался по снежной равнине, пока на горизонте не показался океан. О, как он был непохож на голубые моря юга! Покрытый льдами, он отличался от земли только вздыбленной поверхностью. Когда-то греки, завидев Средиземное море с бугров Азии, зарыдали от радости, ибо то был конец сложного пути. Я не зарыдал ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава; но сердечко мое было переполнено; опустившись на колени, я возблагодарил хорошего духа, благополучно приведшего меня туда, где я возлагал надежды настичь неприятеля, вопреки его издевкам, и схватиться с ним.

За несколько недель до того я достал сани и упряжку собак и мчался по снежной равнине с неописуемой скоростью; не знаю, какие ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава средства передвижения были у беса; но если я до этого с каждым деньком больше отставал от него, то сейчас я начал его нагонять; когда я в первый раз увидел океан, бес был только на один денек пути впереди меня, и я возлагал надежды догнать его, до того как он достигнет ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава берега. Я рванулся вперед с двойной энергией и через два денька добрался до ничтожной прибрежной деревушки. Я расспросил обитателей о демоне и получил самые четкие сведения. Они произнесли, что уродливый гигант побывал тут намедни вечерком, что он вооружен ружьем и несколькими пистолетами и его ужасный вид ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава направил в бегство жителей одной уединенной хижины Он забрал там весь зимний припас еды, погрузил его в сани, захватил упряжку собак и в ту же ночь, к величавому облегчению перепуганных поселян, пустился далее, по морю, туда, где не было никакой земли; они считали, что он утопнет, когда вскроется лед, либо же ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава промерзнет.

Услышав это весть, я сначала пришел в отчаяние. Он улизнул от меня, и мне предстоял ужасный и практически нескончаемый путь по ледяным глыбам застывшего океана, при стуже, которую не могут длительно выдерживать даже местные обитатели, а тем паче не возлагал надежды выдержать я, уроженец теплых краев ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава. Но при мысли, что бес будет жить и торжествовать, во мне вспыхнули ярость и жажда мести, затопившие, точно мощнейший прилив, все другие чувства. После лаконичного отдыха, во время которого призраки мертвых витали вокруг меня, побуждая к мщению, я стал готовиться в путь.

Я сменил свои сани на другие, более ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава применимые для езды по ледяному океану, и, закупив огромные припасы провизии, съехал с берега в море.

Не могу сказать, сколько дней прошло с того времени; знаю только, что я перенес муки, которых не выдержал бы, если бы не пылающая во мне неутолимая жажда праведного возмездия. Нередко мой путь преграждался большими громоздкими глыбами ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава льда; часто слышал я подо льдом грохот волн, грозивших мне смертью. Но потом мороз креп, и путь по морю становился надежнее.

Судя по количеству провианта, которое я израсходовал, я считал, что провел в пути около 3-х недель. Я истерзался; повсевременно обманутые надежды нередко исторгали из моих ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава глаз горьковатые слезы бессилия и тоски. Мной уже завладевало отчаяние, и я, естественно, скоро поддался бы ему и умер. Но в один прекрасный момент, когда бедные животные, впряженные в сани, с несусветным трудом втащили их на верхушку ледяной горы и одна из собак здесь же околела от натуги, я тоскливо оглядел ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава открывшуюся передо мной равнину и вдруг увидел на ней черную точку. Я натужил зрение, чтоб рассмотреть ее, и издал торжествующий вопль: это были сани, а на их отлично знакомая мне уродливая фигура. Животворная струя надежды опять влилась в мое сердечко. Глаза заполнились теплыми слезами, которые я поспешно отер, чтоб ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава они не мешали мне созидать беса; но жгучая влага все туманила мне глаза, и, не способен биться с волнением, я звучно заплакал.

Но канителить было нельзя; я выпряг мертвую собаку и досыта накормил других; после часового отдыха, который был совсем нужен, хотя и показался мне тягостным промедлением, я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава продолжил собственный путь. Сани были еще видны, и я только на мгновение терял их из виду, когда их заслоняла какая-нибудь ледяная глыба. Я приметно нагонял их, и когда, после 2-ух дней погони, оказался от их на расстоянии какой-либо мили, сердечко мое взыграло.

И вот тут-то, когда я уже ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава готовился настичь собственного неприятеля, счастье отвернулось от меня; я растерял его след, растерял совершенно, чего еще не бывало никогда. Лед начал вскрываться: шум валов, катившихся подо мной, нарастал с каждой минуткой. Я еще продвигался вперед, но все было зря. Поднялся ветер; море ревело; все вдруг всколыхнулось, как ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава при землетрясении, и раскололось с громким грохотом. Это свершилось очень стремительно; через пару минут меж мной и моим противником неистовствовало море, а меня несло на отколовшейся льдине, которая стремительно уменьшалась, готовя мне ужасную смерть.

Так я провел много страшных часов; несколько собак у меня издохло; и сам я уже изнемогал под ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава бременем бедствий, когда увидел ваш корабль, стоявший на якоре и обещавший мне помощь и жизнь. Я не подразумевал, что суда заходят так далековато на север, и был поражен. Я поспешно разломал свои сани, чтоб сделать весла, и с мучительными усилиями подогнал к кораблю собственный ледяной плот. Если бы ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава оказалось, что вы следуете на юг, я был готов довериться волнам, только бы не отрешаться от собственного намерении. Я возлагал надежды уверить вас дать мне лодку, чтоб на ней преследовать собственного неприятеля. Но вы держали путь на север. Вы взяли меня на борт, когда я был до крайности истощен ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава; обессиленный лишениями, я был близок к погибели, а я еще страшусь ее, ибо не выполнил собственной задачки.

О, когда же мой хороший ангел приведет меня к чудовищу и я найду хотимый покой? Неуж-то я умру, а тот будет жить? Если так, поклянитесь мне, Уолтон, что не ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава дадите ему улизнуть; что вы отыщите его и свершите месть за меня. Но что это? Я осмеливаюсь просить, чтоб другой продолжал мое паломничество и перенес все тяготы, которые достались мне? Нет, я не настолько себялюбив. И все таки, если после моей погибели он вам повстречается, если духи мщения приведут его к вам ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, клянитесь, что он не уйдет живым, – клянитесь, что он не восторжествует над моими неудачами, не остается жить и творить новое зло. Он сладкоречив и умеет убеждать; некогда его слова имели власть даже нужно мной. Но не веруйте им. Он таковой же бес в душе, как и по наружности; он ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава полон коварства и адской злости. Не слушайте его. Повторите про себя имена Уильяма, Жюстины, Клерваля, Элизабет, моего отца и самого злосчастного Виктора – и разите его прямо в сердечко. Мой дух будет с вами рядом и направит вашу шпагу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА

26 августа, 17..

Ты прочитала эту необычную и ужасную ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава повесть, Маргарет; и я уверен, что кровь стыла у тебя в жилах от кошмара, который ощущаю и я. Время от времени неожиданный приступ духовной муки прерывал его рассказ; иногда он с трудом, прерывающимся голосом произносил свои полные отчаянии слова. Его красивые глаза то зажигались негодованием, то туманились печалью и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава потухали в безграничной тоске. Время от времени он завладевал собой и своим голосом и говорил самые жуткие вещи совсем размеренным тоном; но иногда что-то прорывалось, подобно лаве вулкана, и с лицом, искаженным яростью, он выкрикивая проклятия собственному истязателю.

Его рассказ полностью связен и производит правдоподобное воспоминание; и все ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава таки признаюсь для тебя, что письма Феликса и Сафии, которые он мне показал, и само чудовище, мимолетно увиденное нами с корабля, больше уверили меня в истинности его рассказа, чем самые суровые его заверения. Итак, чудовище вправду существует! Я не могу в этом колебаться, но не перестаю дивиться. Время от времени я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава пробовал выведать у Франкенштейна подробности сотворения его детища; но здесь он становился непроницаем.

– Вы сошли с разума, мой друг, – гласил он. – Понимаете, куда может привести вас ваше праздное любопытство? Неуж-то вы тоже желаете сделать для себя и всему миру дьявольски злостного неприятеля? Молчите и слушайте ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава повесть о моих бедствиях; не пытайтесь накликать их на себя.

Франкенштейн нашел, что я записываю его рассказ; он пожелал поглядеть мои записи и в почти всех местах сделал поправки в прибавления; более всего там, где пересказаны его дискуссии с его противником. «Раз уже вы записываете мою историю, – произнес он, – я не ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава желал бы, чтоб она дошла до потомков в искаженном виде».

Целую неделю слушал я его повесть, самую необычную, какую могло сделать человеческое воображение. Завороженный в рассказом моего гостя, и притягательностью его личности, я скупо впивал каждое его слово. Мне хотелось бы утешить его; но как могу я обещать радости жизни ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава тому, кто непомерно несчастен и лишился всех надежд? Нет! Единственную удовлетворенность, какую он еще способен вкусить, он ощутит, когда его сломленный дух отыщет покой в погибели. Правда, он и на данный момент имеет одно утешение, порожденное одиночеством и болезненным бредом: когда он в забытьи лицезреет собственных ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава близких и в разговоре с ними находит облегчение собственных страданий либо новые силы для мести, ему кажется, что это не плод его воображения, но что они вправду являются к нему из другого мира. Эта вера присваивает его грезам серьезность и делает их для меня практически настолько же значительными я увлекательными ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, как сама правда.

Вобщем, история его жизни и его несчастий не является единственной темой наших бесед. Он очень начитан и во всех общих вопросах обнаруживает большие зания и огромную остроту суждений. Он умеет гласить внушительно и трогательно; нельзя слушать без слез, когда он ведает о волнующем событии либо желает вызвать ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава ваше сострадание. Как прекрасен он, возможно, был в деньки собственного расцвета, если даже на данный момент, на пороге погибели, он так великодушен и величественен!.. По-видимому, он сознает свою прежнюю силу и глубину собственного падения.

«В юности, – произнес он в один прекрасный момент, – я ощущал себя предназначенным для величавых дел ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава. Я умею глубоко ощущать, но сразу наделен трезвым мозгом, нужным для огромных свершений. Сознание того, как много мне дано, поддерживало меня, когда другой впал бы в угнетение; ибо я считал криминальным тратить на бесплодную печаль талант, который может служить людям. Размышляя над тем, что мне удалось свершить ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава – как-никак сделать разумное живое существо, – я не мог не сознавать собственного приемущества над обыкновенными людьми. Но эта идея, окрылявшая меня сначала моего пути, сейчас принуждает меня еще ниже опускать голову. Все мои рвения и надежды кончились крахом; подобно архангелу, возжаждавшему высшей власти, я прикован цепями в нескончаемом аду. Я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава был наделен сразу и живым воображением, и острым, упрямым аналитическим разумом; сочетание этих свойств позволило мне замыслить и выполнить создание людского существа. Я и на данный момент не могу без волнения вспомнить, как я грезил, пока работал. Я на уровне мыслей ступал по тучам, ликовал в сознании собственного ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава могущества, весь горел при мысли о благодетельных последствиях моего открытия. Я с юношества обожал грезить о высочайшем и был полон великодушного честолюбия – а сейчас, какое ужасное падение! О друг мой, если б вы знали меня таким, каким я был когда-то, вы не узнали бы меня в моем сегодняшнем ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава ничтожном состоянии. Угнетение было мне практически неизвестно; казалось, все вело меня к величавой цели, пока я не пал, чтоб уже никогда более не подняться».

Неуж-то мне предначертано утратить этого восхитительного человека? Я жаждал иметь друга – такового, который полюбил бы меня и поделил мои рвения. И – о волшебство! – я отыскал его ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава в местных морях; но боюсь, что отыскал только для того; чтоб оценить по достоинству и здесь же вновь утратить. Я пробую примирить его с жизнью, но он отторгает всякую идея об этом.

– Спасибо вам, Уолтон, – гласит он, –за доброту к злосчастному; но, обещая мне новые привязанности, неуж ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава-то вы думаете, что они поменяют мне мои утраты? Кто может стать для меня тем, чем был Клерваль? Какая дама может стать 2-ой Элизабет? Друзья юношества, даже когда они не пленяют вас исключительными плюсами, имеют над нашей душой власть, какая изредка достается друзьям позднейших лет. Им известны только детские склонности ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, которые могут потом изменяться, но никогда не исчезают совсем; они могут правильно судить о наших поступках, так как лучше знают наши настоящие побуждения. Брат либо сестра неспособны заподозрить вас во ереси либо измене, разве только вы рано нашли к ним склонность; тогда как друг, даже очень к ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава вам привязанный, может время от времени невольно возбудить подозрения. А у меня были друзья, возлюбленные не только лишь по привычке, да и за их плюсы; где бы я ни был, мне везде слышатся нежные слова Элизабет и глас Клерваля. Их уже нет; и я оказался в таком одиночестве, что ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава только одно чувство еще дает мне силу жить. Будь я занят необходимыми открытиями, обещающими много полезности людям, я желал бы жить ради их окончания. Но это мне не судьба; я должен выследить и убить создание, которому я отдал жизнь; тогда моя земная миссия будет выполнена и я могу умереть.

2 сентября

Возлюбленная сестра ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, это письмо я пишу для тебя, находясь посреди угроз и в полном незнании насчет того, предначертано ли мне узреть милую Великобританию и еще больше милых сердечку людей, живущих там. Меня окружают непролазные нагромождения льда, ежеминутно грозящие раздавить мое судно. Смельчаки, которых я избрал для себя в спутники, глядят на меня ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава с надеждой, но что я могу сделать? Положение наше страшно, но мужество и надежда не покидают меня. Жутко, естественно, поразмыслить, что я подверг угрозы стольких людей. Если мы погибнем, виною будет моя невразумительная затея,

А что будешь мыслить ты, Маргарет? Ты не узнаешь о моей смерти ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава и будешь нетерпеливо ожидать моего возвращения. Пройдут годы, и у тебя будут приступы отчаяния, но надежда все еще будет тебя дразнить. О милая сестра, мучительная смерть твоих надежд страшит меня более своей погибели. И все таки у тебя есть супруг и очаровательные детки; ты можешь быть счастлива; да отправит для ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава тебя небо благословение и счастье!

Мой бедный гость глядит на меня с глубочайшим состраданием. Он пробует вселить в меня надежду и гласит так, как будто считает жизнь ценным даром. Он припоминает мне, как нередко мореходы встречают в местных широтах подобные препятствия; и я кроме собственной воли начинаю веровать ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава в счастливый финал. Даже матросы чувствуют силу его сладкоречия; когда он гласит, они запамятывают об отчаянии; он подымает их дух; слыша его глас, они начинают веровать, что большие ледяные горы – менее чем холмы, насыпанные кротами, пустяковые препятствия, которые пропадут перед решимостью человека. Но этот подъем продолжается у их недолго; каждый денек ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава задержки заполняет их ужасом, и я начинаю страшиться, вроде бы отчаяние не довело их до бунта.

5 сентября

На данный момент разыгралась такая увлекательная сцена, что я не могу не записать ее, хотя эти записки чуть ли когда-нибудь попадут к для тебя.

Мы все еще окружены льдами, и нам ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава все еще угрожает опасность быть раздавленными. Холод усиливается, и многие из моих злосчастных спутников уже отыскали погибель в местных грозных краях. Франкенштейн слабнет денек ото денька; в его очах еще пылает лихорадочный огнь; но он до крайности истощен, и когда ему приходится сделать какое-нибудь усилие, он тотчас же опять погружается ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава в забытье, очень схожее на смертный сон.

Как я писал в моем прошедшем письме, я боялся бунта. Сегодня с утра, когда я смотрел на изможденное лицо моего друга – глаза его были полузакрыты, и все тело расслаблено, – несколько матросов попросило дозволения войти в каюту. Они вошли, и их вожак обратился ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава ко мне. Он заявил, что он и его спутники – депутация от всего экипажа с просьбой ко мне, в какой я, по справедливости, не могу отказать. Мы затерты во льдах и, может быть, вообщем из их не выберемся; но они боятся, что, если во льду и раскроется ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава проход, я буду так бездумен, что пойду далее и поведу их к новым опасностям, даже когда им получится счастливо избегнуть сегодняшней. Потому они настаивают, чтоб я торжественно обязался идти к югу, как судно освободится из льдов.

Это взволновало меня. Я еще не отчаялся достигнуть цели и не задумывался о возвращении, если бы ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава нам удалось высвободиться. Но мог ли я, по справедливости, отказать им в их просьбе? Я колебался; и здесь Франкенштейн, сначала молчавший и казавшийся так слабеньким, что чуть ли даже слушал нас, встрепенулся; глаза его сверкнули, а щеки зарумянились от краткосрочного прилива сил. Обратись к матросам, он произнес: «Чего вы ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава желаете? Чего вы требуете от вашего капитана? Неуж-то вас так просто отвратить от цели? Разве вы не называли эту экспедицию славной? А почему славной? Не поэтому, что путь ее обещал быть тихим и безбурным, как в южных морях, а конкретно поэтому, что он полон угроз и страхов; так ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава как здесь на каждом шагу вы должны испытывать свою стойкость и проявлять мужество; так как тут вас подстерегают угрозы и погибель, а вы должны глядеть им в лицо и побеждать их. Вот почему это – славное и почтенное предприятие. Вам предстояло захватить славу благодетелей человеческого рода, ваши ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава имена повторяли бы с благоговением, как имена смельчаков, ее убоявшихся погибели ряди чести и полезности населения земли. А вы, при первых признаках угрозы, при первом же грозном испытании для вашего мужества, отступаете и готовы прослыть за людей, у каких не хватило духу выносить стужу в угрозы, – бедолаги промерзли и захотели ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава домой, к теплым очагам. К чему были тогда все сборы, к чему было забираться так далековато и подводить собственного капитана? – проще было сходу признать себя трусами. Вам нужна твердость реальных парней и даже больше того: стойкость и неколебимость утесов. Этот лед не так прочен, как могут быть ваши сердца ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, он тает; он не устоит перед вами, если вы так решите. Не возвращайтесь к вашим близким с клеймом позора. Возвращайтесь как герои, которые сражались и одолели и не привыкли поворачиваться к противнику спиной».

Его глас выразительно подчеркивал все высказываемые им чувства; глаза сверкали мужеством и благородством; не умопомрачительно ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, что мои люди были взволнованы. Они переглядывались и ничего не отвечали. Тогда заговорил я, я повелел им разойтись и пошевелить мозгами над произнесенным; я обещал, что не поведу их далее на север, если они этому решительно воспротивятся; но выразил надежду, что совместно с размышлением к ним возвратится мужество.

Они ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава разошлись, а я обернулся к моему другу; но он очень ослаб и казался практически мертвенным.

Чем все это кончится, не знаю; я бы, кажется, охотнее погиб, чем возвратился так без славы, не выполнив собственной задачки. Боюсь, но, что конкретно это мне предначертано; не побуждаемые жаждой славы и чести, люди ни ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава за что не станут добровольно вытерпеть наши сегодняшние лишения.

7 сентября

Жребий брошен; я отдал согласие возвратиться, если мы не погибнем. Итак, мои надежды погублены малодушием и нерешительностью; я возвращаюсь разочарованный, ничего не узнав. Чтоб терпеливо снести схожую несправедливость, нужно больше философской мудрости, чем ее имеется у меня.

12 сентября

Все кончено; я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава возвращаюсь в Великобританию. Я растерял надежду прославиться и принести пользу людям, – растерял я и друга. Но постараюсь тщательно поведать для тебя об этих горьковатых минутках, милая сестра; и раз волны несут меня к Великобритании и к для тебя, я не буду отчаиваться.

Девятого сентября лед пришел в движение ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава; ледяные острова начали раскалываться, и грохот, схожий грому, был слышен издалека. Нам угрожала большая опасность; но потому что мы могли только пассивно выжидать событий, мое внимание было обращено сначала на моего злосчастного гостя, которому стало так ужаснее, что он уже не вставал с постели. Лед сзади нас трещал; его с ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава силой гнало к северу; подул западный ветер, и 11-го числа проход на юг вполне освободился ото льда. Когда матросы узрели это и узнали о дальнейшем возвращении на родину, они испустили вопль радости; они орали звучно и длительно. Франкенштейн очнулся от забытья и спросил о причине шума. «Они радуются, – произнес ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава я, – так как скоро возвратятся в Англию». – «Итак, вы вправду решили возвратиться?""Как досадно бы это не звучало, да; я не могу противиться их требованиям. Не могу вести их, против их воли, в это опасное плавание и обязан вернуться». – «Что ж, возвращайтесь; а я не вернусь. Вы сможете отрешиться от ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава собственной задачки. Моя поручена мне небесами; и я отрешаться не смею. Я слаб, но духи, помогающие мне в моем отмщении, дадут мне довольно сил».

С этими словами он попробовал подняться с постели, но это было ему не по силам; он опрокинулся навзничь и растерял сознание.

Прошло много ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава времени, до того как он очнулся; и мне не раз казалось, что жизнь уже отлетела от него. В конце концов он открыл глаза; он дышал с трудом и не мог гласить. Доктор отдал ему успокоительное питье и повелел его не беспокоить. Мне он при всем этом сказал, что часы моего ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава друга сочтены.

Итак, приговор был произнесен, и мне оставалось только тужить и ожидать. Я посиживал у его постели; глаза его были закрыты; казалось, что он дремлет; но скоро он слабеньким голосом окрикнул меня и, попросив придвинуться поближе, произнес: «Увы! силы, на которые я возлагал надежды, иссякли. Я чувствую, что ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава умираю; а он, мой неприятель и преследователь, возможно, живой. Не думайте, Уолтон, что в свои последние минутки я все еще ощущаю ту ненависть и жажду мести, которые в один прекрасный момент высказал; я только чувствую, что вправе вожделеть погибели моего противника. В эти деньки я много задумывался над своими прошлыми ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава поступками – и не могу их осуждать.

Увлекшись собственной мыслью, я сделал разумное существо и был должен, как то было в моих силах, обеспечить его счастье в благополучие. Это был мой долг; но у меня был и другой долг, еще выше. Долг в отношении моих собратьев-людей стоял на первом ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава месте, ибо тут шла речь о счастье либо несчастье многих. Руководясь этим долгом, я отказался – и считаю, что верно, – сделать подругу для моего первого творения. Он показал неслыханную злобность и эгоизм; он убил моих близких; он уничтожил людей, тонко чувствующих, счастливых и мудрейших. Я не знаю, где предел его ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава мстительности. Он несчастен; но чтоб он не мог делать злосчастными других, он должен умереть. Его ликвидирование стало моей задачей, но я не смог ее выполнить. Когда мной правила злость и личная месть, я просил вас окончить мое неоконченное дело; и я возобновляю эту просьбу на данный момент, когда ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава меня побуждают к этому разум и добродетель.

Но я не мог? просить вас ради этой задачки отречься от родины и друзей; на данный момент, когда вы возвращаетесь в Великобританию, не много возможно, чтоб вы с ним повстречались. Я предоставляю вам самому решить, что вы сочтете своим долгом; мой мозг и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава способность суждения уже отуманены близостью погибели. Я не смею просить вас делать то, что мне кажется правильным, ибо мною все еще, может быть, правят страсти.

Меня беспокоит, что он живой и будет творить зло; если бы не это, то сегодняшний час, когда я жду успокоения, был бы единственным счастливым ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава часом за последние годы моей жизни. Тени дорогих мертвых уже видятся мне, и я спешу к ним.Прощайте, Уолтон! Отыскиваете счастья в покое и страшитесь честолюбия; страшитесь даже невинного, по видимости, рвения отличиться в научных открытиях. Вобщем, к чему я говорю это? Сам я потерпел беду, но другой ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава, может быть, будет счастливее».

Глас его равномерно ослабевал; в конце концов, утомленный усилиями, он умолкнул. Спустя полчаса он опять попробовал заговорить, но уже не сумел; он слабо пожал мне руку, и глаза его навеки сомкнулись, а смиренная ухмылка пропала с его лица.

Маргарет, что мне сказать о безвременной ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава смерти этого величавого духа? Как передать для тебя всю глубину моей скорби? Все, что я мог бы сказать, будет слабо и недостаточно. Я плачу; душа моя омрачена тяжеленной потерей. Но наш путь лежит к берегом Великобритании, и там я надеюсь отыскать утешение.

Но меня прерывают. Что могут означать эти звуки ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 12 глава? На данный момент полночь; дует свежайший ветер, и вахтенных на палубе не слышно. Вот снова; мне слышится как будто человечий глас, но более осиплый; он доносится из каюты, где еще лежит тело Франкенштейна. Нужно пойти и поглядеть, в чем дело. Размеренной ночи, милая сестра.


prodolzhitelnost-rabochego-vremeni-na-predpriyatii-prodolzhitelnost-otdiha-vozmeshenie-usherba-pri-povrezhdenii-zdorovya-rabotnika.html
prodolzhitelnost-raboti-nakanune-nerabochih-prazdnichnih-i.html
prodolzhitelnost-shvatki.html