ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава

В конце сентября я опять покинул родную страну. Путешествие было предпринято по моему собственному желанию, и потому Элизабет не возражала; но она была полна волнения при мысли, что горе снова завладеет мной, а она будет далековато. Благодаря ее заботам я имел спутника в лице Клерваля; и все таки мужик ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава остается слеп к тыще прозаических мелочей, требующих внимания дамы. Ей страстно хотелось просить меня возвратиться быстрее. Огромное количество противоречивых эмоций принудило ее молчать, и мы простились со слезами, но без слов.

Я сел в дорожный экипаж, чуть сознавая, куда я направляюсь, флегмантичный к тому, что происходило вокруг. Я вспомнил только – и с ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава какой горечью! – о моих хим устройствах и распорядился, чтоб их упаковали мне в дорогу. Полный самых безрадостных мыслей, я проехал многие красивые места; мои глаза, устремленные в одну точку, ничего не замечали. Я мог мыслить только о цели собственного путешествия и о работе, которой предстояло занять все мое ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава время.

После нескольких дней, проведенных в апатической праздности, в течение которых я проехал много лье, я прибыл в Страсбург, где два денька дожидался Клерваля. В конце концов он прибыл. Как досадно бы это не звучало! Какой контраст составляли мы меж собой! Он вдохновлялся каждым новым видом, преисполнялся радостью, созерцая ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава красоту заходящего солнца, но еще больше радовался его восходу и наступлению нового денька. Он направлял мое внимание на сменяющиеся краски ландшафта и неба. «Вот зачем стоит жить! – восклицал он. – Вот когда я наслаждаюсь жизнью! Но ты, милый Франкенштейн, почему ты так подавлен и грустен?» Вправду, голова моя ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава была занята сумрачными идеями, и я не лицезрел ни захода вечерней звезды, ни золотого восхода солнца, отраженного в Рейне. И вы, мой друг, получили бы еще большее наслаждение, читая ежедневник Клерваля, который умел ощущать природу и восторгаться ею, чем слушая мои размышления. Ведь я – злосчастное существо, нужно мной тяготеет проклятие, закрывшее ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава для меня все пути к радости.

Мы решили спуститься по Рейну от Страсбурга до Роттердама, а оттуда отправиться в Лондон. Во время этого путешествия мы проплыли мимо огромного количества островов, заросших ивняком, и узрели несколько прекрасных городов. Мы тормознули на денек в Мангенме, а на 5-ый денек после отплытия из ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава Страсбурга прибыли в Майнц. Ниже Майнца берега Рейна становятся все более красочными. Течение реки убыстряется, она извивается меж низкими, но крутыми, прекрасно очерченными буграми. Мы лицезрели бессчетные развалины замков, стоящие на краю больших и неприступных обрывов, окруженные темным лесом. В этой части Рейна ландшафты необыкновенно многообразны. То ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава перед вами крутой бугор либо разрушенный замок, нависший над пропастью, на деньке которой мчатся черные воды Рейна; а то вдруг, в излуке реки на мысу, появляются расцветающие виноградники с зеленоватыми пологими склонами и многолюдные городка.

Наше путешествие пришлось на время сбора винограда; скользя по воде, мы слушали песни виноградарей. Даже я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, подавленный тоской, обуреваемый темным предчувствием, слушал их с наслаждением, Я лежал на деньке лодки и, смотря в светлое голубое небо, как будто впитывал в себя покой, который так длительно был мне неведом. Если даже мною завладевали такие чувства, кто сумеет обрисовать чувства Анри? Он как будто очутился в стране ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава чудес и упивался счастьем, какое изредка дается человеку. «Я лицезрел, – гласил он, – самые красивые пейзажи моей родины, я посетил озера Люцерн и Ури, где снежные горы практически вертикально спускаются к воде, бросая на нее черные, непроницаемые тени, которые присваивали бы озеру очень сумрачный вид, если б не ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава радостные зеленоватые островки, радующие взгляд; я лицезрел эти озера в бурю, когда ветер вздымал и кружил водяные вихри, так что можно было представить для себя реальный смерч на просторах океана; я лицезрел, как волны гневно кидались к подножью горы, где снежный обвал в один прекрасный момент застигнул священника и его наложницу ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, – молвят, что их предсмертные клики до сего времени слышны в подвывании ночного ветра; я лицезрел горы Ля Вале и Пэи де Во. И все таки местный край, Виктор, нравится мне больше, чем все наши чудеса. Швейцарские горы более величавы и необыкновенны; но берега этой божественной реки таят внутри себя ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава некоторое очарование и несравненны для меня ни с чем, виденным до этого. Посмотри на замок, который повис вон там, над обрывом, либо на тот, на полуострове, практически сокрытый в листве деревьев; а вот виноградари, возвращающиеся со собственных виноградников; а вот деревня, прячущаяся в складках горы. О, естественно ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, дух-хранитель этих мест обладает душой, более созвучной человеку, чем духи, громоздящие ледники либо обитающие на неприступных горных верхушках нашей родины».

Клерваль! Возлюбленный друг! Я и на данный момент с экстазом повторяю твои слова и возношу для тебя хвалу, которую ты так заслужил. Это был человек, как будто сделанный ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава самой поэзией природы. Его бурная, экзальтированная фантазия сдерживалась чувствительностью его сердца. Он был способен жарко обожать; в дружбе он проявлял ту преданность, которая, если веровать прозаической мудрости, существует только в нашем воображении. Но людские привязанности не могли всецело заполнить его пылкую душу. Природу, которой другие только любуются, он обожал ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава страстно.

…Грохот водопада

Был музыкой ему. Крутой утес,

Верхушки хор, густой и черный лес,

Их контуры в краски вызывали

В нем настоящую, пылкую любовь.

Он не нуждался в резонах рассудка,

Чтобы их обожать. Что веселило взгляд,

То трогало и душу…[5]

Где же он сейчас? Неуж-то этот красивый, великодушный человек пропал без следа ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава? Неуж-то этот высочайший разум, это достояние мыслей, это необычное и неистощимое воображение, творившее целые миры, которые зависели от жизни собственного создателя, – неуж-то все это погибло? Неуж-то он сейчас живет только в моей памяти? Нет, это не так! Твое тело, настолько совершенное и сиявшее красотой, стало ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава прахом; но дух твой еще является утешать твоего злосчастного друга.

Простите мне эти горестные излияния. Мои слова – всего только слабенькая дань беспрецедентным плюсам Анри, но они успокаивают мое сервис, снимают боль, которую вызывает память о нем. Сейчас я продолжу собственный рассказ.

За Кельном мы спустились на равнины Голландии. Остаток нашего ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава пути мы решили сделать по суше, потому что ветер был неприятным, а течение очень слабеньким, чтоб посодействовать нам.

В этом месте наше путешествие стало наименее увлекательным исходя из убеждений красот природы, но уже через некоторое количество дней мы прибыли в Роттердам, откуда продолжали путь морем в Великобританию. В ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава одно ясное утро, в конце декабря, я в первый раз увидел белоснежные горы Британии. Берега Темзы представляли совсем новый вам пейзаж: они были плоскими, но злачными; практически каждый город был отмечен любым преданием. Мы узрели форт Тильбюри и вспомнили испанскую Армаду; позже Грэйвсенд, Вулвич и Гринвич – места, о которых я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава слышал еще на родине.

В конце концов нашим взглядам раскрылись бессчетные шпили Лондона, возвышающийся над всем купол св. Павла и известный в британской истории Тауэр.

Глава XIX

Нашим пт предназначения был Лондон: мы решили провести в этом необычном и прославленном городке несколько месяцев. Клерваль желал познакомиться со знаменитостями тех пор ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, но для меня это было второстепенным. Я был больше всего озабочен получением сведений, нужных для выполнения моего обещания, и поторопился пустить в ход оккупированные с собой рекомендательные письма, адресованные самым выдающимся естествоиспытателям.

Если б это путешествие было предпринято в счастливые деньки моего учения, оно доставило бы ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава мне неописуемую удовлетворенность. Но на мне лежало проклятие; и я посещал этих людей только, чтоб получить сведения о предмете, имевшем для меня роковой энтузиазм. Общество меня тяготило; оставшись один, я мог занять свое внимание картинами природы; глас Анри успокаивал меня, и я накалывал себя короткой иллюзией покоя. Но чужие лица ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, озабоченные, флегмантичные либо удовлетворенные, опять вызывали во мне отчаяние. Я ощущал, что меж мною и другими людьми воздвигался неодолимый барьер. Эта стенка была скреплена кровью Уильяма в Жюстины; мемуары о событиях, связанных с этими именами, были мне тяжкой мукой.

В Клервале я лицезрел отражение моего прежнего я. Он ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава был пытлив и нетерпеливо жаждал опыта и познаний. Разные обычаи, которые он следил, он находил и занятными и менторскими. Не считая того, он преследовал цель, которую издавна для себя наметил. Он решил посетить Индию, уверенный, что со своим познанием ее разных языков и ее жизни он сумеет много содействовать прогрессу европейской колонизации ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава в торговли. Исключительно в Великобритании он мог ускорить выполнение собственного плана. Он был повсевременно занят; единственно, что его разочаровывало, были моя грусть и подавленность. Я старался, как может быть, скрывать их от него, чтоб не лишать его наслаждений, настолько естественных для человека, вступающего на новое актуальное поприще и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава не отягощенного заботами либо горьковатыми мемуарами. Нередко я отрешался аккомпанировать его, ссылаясь на то, что приглашен в другое место, либо изыскивая еще какой-либо предлог, чтоб остаться одному. В это время я начал собирать материалы, нужные для того, чтоб произвести на свет мое новое создание; этот процесс ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава был для меня мучителен, подобно пытке водою, когда капля за каплей умеренно падает на голову. Любая идея, посвященная моей задачке, причиняла нестерпимые мучения; каждое произносимое мною слово, пускай даже косвенно связанное с моей задачей, принуждало мои губки дрожать, а сердечко – учащенно биться.

Через несколько месяцев по прибытии в Лондон ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава мы получили письмо из Шотландии от 1-го человека, который бывал до этого нашим гостем в Женеве. Он описывал свою страну и уверял нас, что, хотя бы ради ее красот, нужно продолжать наше путешествие на север, до Перта, где он пребывал. Клервалю очень хотелось принять это приглашение; ну и мне, хоть я и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава сторонился людей, захотелось опять узреть горы, потоки и все изумительные творения, которыми природа украсила свои любимые места.

Мы прибыли в Великобританию сначала октября, а сейчас уже был февраль. Потому мы решили сделать путешествие на север в финале последующего месяца. В этой поездке мы, заместо того чтоб следовать по ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава главной дороге вплоть до Эдинбурга, решили заехать в Виндзор, Оксфорд, Матлок и на Кимберлендские озера, рассчитывая прибыть к цели путешествия в конце июля. Я упаковал хим приборы и собранные материалы, решив окончить свою работу в каком-либо уединенном местечке на северных плоскогорьях Шотландии.

Мы покинули Лондон 27 марта и пробыли ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава некоторое количество дней в Виндзоре, бродя по его красивому лесу. Для нас, горных обитателей, природа этих мест казалась таковой непривычной: могуче дубы, богатство дичи и стада великих оленей – все было в новинку.

Оттуда мы проследовали в Оксфорд. При заезде в этот город нас окутали мемуары о событиях, происшедших там ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава более полутора веков тому вспять. Тут Карл I собрал свои силы. Этот город оставался ему верным, когда вся страна отступилась от него и стала под знамена парламента к свободы. Память о злосчастном короле и его сподвижниках, о благодушном Фолкленде, дерзком Горинге, о царице и ее отпрыску присваивала особенный ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава энтузиазм каждой части городка, где они, может быть, жили. Тут пребывал дух старины, и мы с удовольствием искали ее следы. Но если б воображение, вдохновляемое этими эмоциями, и не отыскало тут себе достаточной еды, то сам по для себя город был так прекрасен, что вызывал в нас восхищение. Строения колледжей ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава дышат стариной и очень живописны; улицы прекрасны, а красивая Изис, текущая близ городка по замечательным зеленоватым лугам, обширно и расслабленно разливает свои воды, в каких отражается величавый ансамбль башен, шпили и купола, окруженные вековыми деревьями.

Я услаждался этой картиной, и все таки удовлетворенность моя омрачалась воспоминанием о прошедшем ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава и идеями о будущем. Я был сотворен для мирного счастья. В юношеские годы я не знал недовольства. И если когда-либо меня одолевала тоска, то созерцание красот природы либо исследование красивых и возвышенных творений человека всегда находило отклик в моем сердечко и подымало мой дух. Сейчас же я был подобен ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава дереву, сраженному молнией; она пронзила мне душу насквозь; и я уже ощущал, что мне предстояло остаться только подобием человека и являть жалкое зрелище распада, вызывающее сочувствие у других и нестерпимое для меня самого.

Мы провели достаточно длительное время в Оксфорде, блуждая по его окрестностям и стараясь опознать каждый уголок, который ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава мог быть связан с наинтереснейшим периодом британской истории. Наши мелкие экскурсии нередко затягивались из-за все новых достопримечательностей, внезапно открываемых нами. Мы посетили могилу славного Хемлдена и поле боя, на котором пал этот патриот. На какойго миг моя душа вырвалась из тисков унизительного и ничтожного ужаса ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, чтоб осмыслить высочайшие идеи свободы и самопожертвования, увековеченные в этих местах. На некий миг я решился скинуть свои цепи и осмотреться вокруг свободно и гордо. Но железо цепей уже разъело мою душу, и я опять, дрожа и отчаиваясь, опустился в свои переживания.

С сожалением покинули мы Оксфорд и направились в Матлок, к ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава нашему последующему привалу. Местность вокруг этого селения припоминает швейцарские пейзажи, но все тут в наименьшем масштабе; зеленоватым буграм недостает венца дальних снежных Альп, всегда украшающего лесистые горы моей родины. Мы посетили изумительную пещеру и маленькие музеи естественной истории, где редкости размещены таким же образом, как и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава в собраниях Серво и Шамуни. Последнее заглавие вызвало у меня дрожь, когда Анри произнес его вслух; и я поторопился покинуть Матлок, с которым связалось для меня ужасное воспоминание.

Из Дерби мы продолжили путь дальше на север и провели два месяца в Кимберленде и Вестморлевде. Сейчас я практически мог вообразить себя ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава в горах Швейцарии. Маленькие участки снега, задержавшегося на северных склонах гор, озера, бурное течение горных речек – все это было мне обычно и недешево моему сердечку. Тут мы также завели некие знакомства, которые практически возвратили мне способность быть счастливым; Клерваль принимал все с еще огромным восхищением, чем я. Он блестел в ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава обществе профессиональных людей и нашел внутри себя больше возможностей и способностей, чем когда крутился посреди тех, кто стоял ниже его. «Я мог бы провести тут всю жизнь, – гласил он мне. – Посреди этих гор я навряд ли сожалел бы о Швейцарии и Гейне».

Но он находил, что в жизни путника ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава вместе с наслаждениями существует много невзгод. Ведь он повсевременно находится в напряжении, и чуть начинает отдыхать, как обязан покинуть ставшие приятными места в поисках чего-то нового, что опять занимает его внимание, а потом в свою очередь отрешаться и от этого ради других новинок.

Мы чуть успели ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава посетить различные озера Кимберленда и Вестморленда и сдружиться с некими из их жителей, когда приблизился срок нашей встречи с шотландским другом; мы покинули собственных новых знакомых и продолжили путешествие. Что касается меня, то я этим не огорчился. Я некое время третировал своим обещанием и сейчас боялся гнева обманутого беса. Может быть, он ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава остался в Швейцарии, чтоб обрушить свою месть на моих близких. Эта идея преследовала и истязала меня даже в те часы, которые могли дать мне отдых и покой. Я ждал писем с лихорадочным нетерпением: когда они запаздывали, я ощущал себя злосчастным и терэался нескончаемыми ужасами, а когда они прибывали ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава и я лицезрел адресок, написанный рукою Элизабет либо отца, я чуть осмеливался прочитать их и выяснить свою судьбу. Время от времени мне казалось, что бес следует за мной и может отомстить за мою медлительность убийством моего спутника. Когда мною завладевали эти мысли, я ни на минутку не оставлял Анри и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава следовал за ним как будто тень, стремясь защитить его от воображаемой ярости его губителя. Я как будто сделал тяжкое грех, думы о котором преследовали меня. Я не был правонарушителем, но навлек на свою голову ужасное проклятье, точно вправду сделал грех.

Я прибыл в Эдинбург в состоянии полной апатии ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава; а ведь этот город мог бы заинтриговать самое злосчастное существо. Клервалю он приглянулся меньше, чем Оксфорд: тот завлекал его собственной древностью. Но краса и верная планировка нового Эдинбурга, его романтичный замок и округи, самые замечательные в мире: Артурово Кресло, источник св. Бернарда и Пентландская возвышенность привели его в экстаз ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава и поправили 1-ое воспоминание. Я же нетерпеливо ожидал конца путешествия.

Через неделю мы покинули Эдинбург, проследовав через Кьюпар, Сент-Эндрюс и повдоль берегов Тэй до Перта, где нас ждал наш знакомый. Но я не был размещен шутить и беседовать с сторонними либо делить с ними их чувства и планы с ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава любезностью, подобающей гостю. Потому я объявил Клервалю о собственном желании одному совершить поездку по Шотландии. «Развлекайся сам,– произнес я ему, – а тут будет место нашей встречи. Я могу отсутствовать один-два месяца; но умоляю тебя не мешать моим передвижениям; оставь меня на некое время в покое и одиночестве, а ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава когда я вернусь, я надеюсь быть веселее и поболее под стать тебе».

Анри пробовал было отговорить меня, но, убедившись в моей решимости, закончил настаивать. Он умолял меня почаще писать. «Я охотнее последовал бы за тобой в твоих странствиях, – произнес он, – чем ехать к этим шотландцам, которых я не знаю ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава; постарайся возвратиться поскорее, дорогой друг, чтобы я опять мог ощущать себя как дома, а это нереально в твоем отсутствии».

Расставшись со своим другом, я решил отыскать какое-нибудь уединенное место в Шотландии и там, в одиночестве, окончить собственный труд. Я не колебался, что чудовище следует за ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава мной по пятам и, как я закончу работу, предстанет передо мной, чтоб получить от меня свою подругу.

Прийдя к такому решению, я пересек северное плоскогорье и избрал для собственной работы один из далеких Оркнейских островов. Это было подходящее место для подобного дела – высочайший утес, о который повсевременно лупят волны. Почва там ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава бесплодна и родит только травку для нескольких ничтожных скотин да овес для обитателей, которых насчитывается всего 5; их изможденные, тощие тела наглядно молвят об их жизни. Овощи и хлеб, когда они позволяют для себя схожую роскошь, и даже свежайшую воду приходится доставлять с огромного острова, лежащего на расстоянии ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава около 5 миль.

На всей полуострове было только три ничтожных хижины; одна из их пустовала, когда я прибыл. Эту хижину я и снял. В ней было всего две комнаты, и она являла очень убогий вид. Соломенная крыша провалилась, стенки были неоштукатурены, а дверь сорвана с петель. Я распорядился починить хижину ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, купил кой-какую обстановку и вступил во владение; эти происшествия должны были, непременно, изумить местных жителей, если б все чувства не были у их притуплены ничтожной бедностью. Вроде бы то ни было, я жил, не боясь любознательных взглядов и помех и чуть получая благодарность за еду и одежку, которые я раздавал ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава: до таковой степени мучения заглушают в людях простые чувства.

В этом убежище я посвящал утренние часы работе; в вечернее же время, когда позволяла погода, я совершал прогулки по каменистому берегу моря, прислушиваясь к реву волн, разбивавшихся у моих ног. Картина была монотонна, но вкупе с тем изменчива. Я задумывался ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава о Швейцарии; как непохожа она на этот неприветливый, угрюмый ландшафт! Ее возвышенности покрыты виноградниками, а в равнинах разбросаны дома. Ее чудные озера отражают голубое, смиренное небо; а когда ветер вздымает на их волны, это всего только радостная ребячья игра по сопоставлению с ревом огромного океана.

Так я распределил часы ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава собственных занятий в 1-ое время. Но моя работа становилась для меня с каждым деньком все более ужасной и тягостной. Время от времени я в течение нескольких дней не мог вынудить себя войти в свою лабораторию; а бывало, что я работал деньком и ночкой, стремясь окончить работу быстрее. И вправду ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, занятие было мерзкое. Во время первого моего опыта меня ослепляло некоторое экзальтированное безумие, не дававшее мне ощутить весь кошмар моих поисков; мой мозг был полностью устремлен на окончание работы, и я закрывал глаза на ее ужасные подробности. Но сейчас я шел на все это хладнокровно и нередко ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава ощущал глубочайшее омерзение.

За этим мерзким делом, в полном одиночестве, когда ничто ни на миг не отвлекало меня от моей задачки, мое настроение стало неровным: я сделался неспокойным и нервным. Я ежеминутно страшился повстречаться со своим преследователем. Время от времени я посиживал, устремив взор на землю, опасаясь поднять его и узреть ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава того, кого так боялся узреть. Я страшился удаляться от людей, чтоб он не застал меня 1-го и не востребовал свою подругу.

Тем временем я продолжал работу, и она уже существенно продвинулась. Я ждал ее окончания с трепетной и нетерпеливой надеждой, которую не осмеливался выразить себе, но которая ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава смешивалась с сумрачными предчувствиями неудачи, заставлявшими замирать мое сердечко.

Глава XX

В один прекрасный момент вечерком я посиживал в собственной, лаборатории; солнце зашло, а луна только еще подымалась над морем. Света было недостаточно для занятий, и я посиживал праздно, размышляя, бросить ли все до утра либо торопиться с окончанием и работать не ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава отрываясь. И здесь меня окутали мысли о вероятных последствиях моего предприятия. За три года до того я был занят этим же делом и сделал беса, чьи беспрецедентные злодеяния истерзали мне душу и заполнили ее навеки горьковатым раскаянием. А сейчас я создаю другое существо, о склонностях которого я так же ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, как тогда, ничего не знаю; оно возможно окажется в тыщу раз злее собственного друга и отыскивать наслаждение в убийствах и беспощадности. Он поклялся покинуть населенные места и укрыться в пустыне; но она таковой клятвы не давала; она будет, по всей вероятности, существом мыслящим и разумным и может отрешиться делать ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава уговор, заключенный до ее сотворения. Может быть, что они возненавидят друг дружку. Уже сделанное мною существо терпеть не может собственное уродство; не ощутит ли оно еще большее омерзение, когда такое же бесчинство предстанет ему в виде дамы? Ну и она может отвернуться от него с отвращением, лицезрев красоту ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава человека. Она может покинуть его, и он опять окажется одиноким в еще больше разгневанным новейшей обидой, сейчас со стороны для себя подобного существа.

Даже если они покинут Европу и поселятся в пустынях Нового Света, одним из первых результатов привязанности, которой хочет бес, будут детки, и на земле расплодится целая раса бесов ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, которая может сделать опасность для самого существования людского рода. Имею ли я право, ради собственных интересов, обрушить это проклятие на бессчетные поколения людей? Я был до этого тронут софизмами сделанного мною существа, я был обескуражен его дьявольскими опасностями; но сейчас мне в первый раз стала безнравственность моего ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава обещания. Я содрогнулся при мысли, что будущие поколения будут клясть меня как их губителя, как себялюбца, который не поколебался приобрести собственное благополучие, может быть, ценой смерти всего людского рода.

Я задрожал, окутанный смертельной тоской. И здесь, подняв глаза, я увидел при свете луны беса, заглядывающего в окно. Мерзкая усмешка скривила ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава его губки, когда он увидел меня за выполнением порученной им работы. Да, он следовал за мной в моем путешествии; он бродил в лесах, скрывался в пещерах либо в пустынных степях; а сейчас явился поглядеть, как подвигается дело, и востребовать выполнения моего обещания.

На данный момент выражение его лица ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава выдавало крайнюю степень злости и коварства. Я с страхом пошевелил мозгами о собственном обещании сделать другое схожее ему существо и, дрожа от гнева, порвал на кусочки предмет, над которым трудился. Негодяй увидел, как я уничтожаю творение, с которым он связывал свои надежды на счастье, и с криком сумасшедшего ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава отчаяния и злости пропал.

Я вышел из комнаты и, заперев дверь, отдал для себя торжественную клятву никогда не возобновлять эту работу; неправильными шагами я побрел в свою спальню. Я был один; поблизости не было никого, чтоб рассеять мрак и высвободить меня от тяжкого гнета моих страшных дум.

Прошло несколько часов ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, а я все посиживал у окна, смотря на море; оно было практически расслабленно, ибо ветер стих, и вся природа спала под взором тихой луны. По воде плыло несколько рыболовных судов, и временами легкий ветер приносил звуки голосов; это перекликались рыбаки. Я ощущал тишину, хотя чуть ли сознавал, как непомерно она ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава глубока, но вдруг до моих ушей донесся всплеск весел поблизости берега, и кто-то причалил у моего дома.

Через пару минут я услышал скрип двери, как будто ее пробовали тихонько открыть. Я задрожал всем телом. Предчувствие дало подсказку мне, кто это мог быть; у меня было желание позвать ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава кого-то из фермеров, живших в хижине неподалеку от меня. Но я был подавлен чувством слабости, которое так нередко чувствуещь в ужасных снах, когда зря пытаешься убежать от грозящей угрозы; и какая-то сила приколотила меня к месту.

Тотчас же я услышал шаги в коридоре; дверь отворилась, и бес ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава, которого я так страшился, появился на пороге. Закрыв дверь, он приблизился ко мне и произнес, задыхаясь;

– Ты уничтожил начатую работу, что это означает? Неуж-то ты осмеливаешься нарушить свое обещание? Я испытал много лишений; я покинул Швейцарию вкупе с тобой; я пробирался повдоль берегов Рейна, через заросшие ивняком острова ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава и верхушки гор. Я провел многие месяцы на нагих равнинах Великобритании и Шотландии. Я вытерпел холод, голод и вялость; и ты отважишься одурачить мои надежды?

– Убирайся прочь! Да, я отказываюсь от собственного обещания; никогда я не создам другое существо, схожее для тебя, такое же отвратительное и ожесточенное.

– Раб, до сего времени ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава я рассуждал с тобой, но ты показал себя недостойным таковой снисходительности. Помни, что я могуч. Ты уже считаешь себя злосчастным, а я могу сделать тебя таким ничтожным и разбитым, что ты возненавидишь дневной свет. Ты мой создатель, но я твой государь. Покорись!

– Час моих колебаний прошел, и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава наступил конец твоей власти. Твоя опасности не принудят меня совершить злое дело; напротив, они подтверждают мою решимость не создавать тебе сообщницы в злодеяниях. Неуж-то я хладнокровно выпущу на свет беса, находящего наслаждение в убийстве и беспощадности? Ступай прочь! Решение мое неколебимо, и твои слова только усиливают мою ярость ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава.

Чудовище прочло на моем лице решимость и заскрежетало зубами в бессильной злости.

– Каждый мужик, – воскрикнул он, – находит для себя супругу, каждый зверек имеет самку, а я должен быть одинок! Мне присущи чувства привязанности, а в ответ я повстречал омерзение и презрение. Человек! Ты можешь меня непереносить, но берегись! Твои ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава деньки будут полны ужаса и горя, и скоро обвалится удар, который унесет твое счастье навеки. Неуж-то ты надеешься быть счастливым, когда я непомерно несчастен? Ты можешь уничтожить другие мои страсти, но остается месть, которая впредь будет мне дороже света и еды. Я могу погибнуть; но сначала ты, мой деспот и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава истязатель, проклянешь солнце – очевидца твоих страданий. Остерегайся, ибо я бесстрашен и потому всесилен. Я буду подкарауливать тебя с хитростью змеи, чтоб смертельно ужалить. Смотри, ты раскаешься в причиненном мне зле.

– Достаточно, бес, не отравляй воздух злостными речами. Я объявил для тебя свое решение, и я не трус, чтоб ужаснуться ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава угроз. Оставь меня, я непреклонен.

– Хорошо, я ухожу; но запомни, я буду с тобой в твою супружескую ночь.

Я подался вперед и воскрикнул:

– Негодяй! Ранее чем выносить мне смертный приговор, удостоверься, находишься ли ты сам в безопасности.

Я схватил бы его, но он улизнул от меня и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава быстро выбежал из дома. Через несколько мгновений я увидел его в лодке, рассекавшей воду с быстротой стрелы; скоро она затерялась посреди волн.

Опять наступила тишь; но его слова звенели у меня в ушах. Я бурлил гневным желанием ринуться прямо за губителем моего покоя и низвергнуть его в океан. Я стремительно и ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава встревоженно шагал взад и вперед по комнате, и в моем воображении появлялись тыщи ужасных картин. Для чего я не погнался за ним и не схватился с ним насмерть? Я отдал ему уйти, и он отправился на континент. Я дрожал при мысли о том, кто может стать ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава очередной жертвой его ненасытной мести. Здесь я вспомнил его слова: «Я буду с тобой в твою супружескую ночь». Итак, этот час назначен для свершения моей судьбы. В этот час я умру и сразу удовлетворю и погашу его злость. Эта перспектива не вызвала во мне ужаса; но когда я пошевелил мозгами о ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава возлюбленной Элизабет, представил для себя ее слезы и безграничное горе, если ее любимый будет злодейски вырван из ее объятий, то в первый раз за многие месяцы из глаз моих брызнули слезы; и я решил не сдаваться противнику без беспощадной борьбы.

Прошла ночь, и солнце взошло из океана; я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава мало успокоился, если можно именовать спокойствием состояние, когда исступленная ярость перебегает в глубочайшее отчаяние. Я покинул дом, где прошедшей ночкой разыгралась ужасная сцена, и направился к берегу моря, которое казалось мне практически неодолимой преградой меж мной и людьми; мне даже захотелось, чтоб так и было. Мне захотелось провести свою жизнь ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава на этой нагой горе, правда, жизнь тяжелую, но защищенную от неожиданных бедствий. Если я уеду отсюда, придется умереть самому либо узреть, как те, кого я обожал больше всего на свете, погибают в стальных тисках сделанного мною беса.

Я бродил по острову, точно неспокойный призрак, разлученный со всеми, кого ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава я обожал, и злосчастный в этой разлуке. Когда наступил полдень и солнце взошло выше, я лег в травку и меня победил глубочайший сон. Всю предыдущую ночь я бодрствовал, нервишки мои были возбуждены, а глаза воспалены ночным бдением и тоской. Сон, овладевший сейчас мною, освежил меня; когда я пробудился, я ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА УОЛТОНА 9 глава опять ощутил, что принадлежу к людскому роду, состоящему из схожих мне созданий, и я начал размышлять о случившемся с огромным спокойствием. Но слова беса еще отдавались в моих ушах как будто похоронный гул; они казались сновидением, но ясным и гнетущим, как реальность.


prodolzhitelnost-stancii-7-minut.html
prodolzhitelnost-urokov-po-klassam-publichnij-doklad.html
prodolzhitelnost-vistuplenij.html